Вы находитесь на архивной версии проекта bandynet.ru. Перейти на новую версию.

Прости, Серёга...

- 18.01.11 13:21 - [admin]

Ника Песчинская
специально для bandynet.ru

Не так много времени прошло со дня гибели журналиста Сергея Иванова, сорок дней минуло лишь в конце декабря. Но все короче у людей становится память, и все реже принято вспоминать тех, кого нет. Давно не ездят организованно болельщики на могилу к Евгению Гришину, хотя поначалу собирались дважды в год. Гораздо меньше слов было сказано после смерти Александра Шишкина. И уж совсем как-то неприлично, в полной тишине, похоронили Сергея Иванова. Это неизбежно. Уходит время, как дождь в разрытую землю. Но остается то, что человек в своей жизни нес.

…Вспоминается один разговор, на чемпионате мира-2010, в Москве год назад. Тогда Иркутск пережил утрату великого игрока Александра Шишкина, и по поводу статьи, опубликованной в его память, Сергей сказал:

-- Знаешь, я не так давно понял: не стоит тревожить память тех, кого уже нет с нами. Ни статьями, ни какими-то воспоминаниями, пусть даже из лучших побуждений. Они ушли – и не нужно их больше трогать.

Я тогда категорически не согласилась. Не соглашусь и сейчас. Прости, Серега, но тогда наша жизнь стала бы слишком легкой. Ушел – перешагнули – живем дальше. А человек был. Он жил. И то, как он жил, и то, как ушел, становится для нас всех вехами. Маячками. Звоночками, если хотите.

…С Ивановым мы познакомились на чемпионате мира-2007 в Кемерово. Увидев человека в шарфе «Енисея», я поинтересовалась, не приехал ли мой знакомый из Красноярска. Моего знакомого человек не знал, зато быстро выяснилось, что мы коллеги, обменялись визитками. Эта визитка до сих пор лежит у меня – Иванов Сергей, «Сегодняшняя газета». Он изъявил желание показать мне крытый стадион для хоккея с мячом, тогда только построенный. После Серега не раз мне подсказывал по работе – как старший товарищ, давал советы, и его одобрение было куда дороже потоков негатива, без которого в работе журналиста никак. И что за радость люди в этом находят… Давно зрела эта мысль, но как-то не было случая высказать. Скажу сейчас. Серега, можно?

А ведь работа хоккеиста и журналиста очень похожа. И те, и другие работают на публику. И там, и здесь ошибок не скроешь. Если брак рабочего у станка видят только в цехе, то ляп в газете или нелепая ошибка хоккеиста мгновенно становятся достоянием общесвтенности и темой для обсуждений.

И никто не станет доискиваться: либо это врач дал не тот препарат спортсмену, либо это нерадивый редактор допустил оплошность – виноват тот, кто на виду. Гол не переиграешь, и свою фамилию из газеты уже не сотрешь. Но есть разница: после неудачного матча хоккеистов не принято трогать. Пресса, отойдите, не мешайте! Автограф?! Какие автографы, вы что, с ума сошли, не видите – ребята расстроены! Мрачные хоккеисты уходят в раздевалку, сочувствующие лица окружающих – ну ничего, прорвемся в следующий раз! Мы в вас верим! Однако никому и в голову не придет сочувствовать журналисту, который допустил ошибку, если даже и не по своей вине. Напротив, столько ликования!

Отчего так?.. Может, потому, что хоккеисты – на поле, они умеют то, что умеют единицы. А журналисты – вот они, здесь, рядом, такие же люди, как все. Они не исполняют виртуозно сонаты и не поднимают штангу весом 220 кг. Так, в самом деле, что же отличает известного журналиста от всех прочих? Что он должен знать такого, чтобы иметь право говорить для других?

-- Главное – не надо бояться говорить то, что ты хочешь сказать, -- сказал мне как-то Сергей Иванов, тогда уже сотрудник пресс-службы хоккейного клуба «Кузбасс», в той самой «крытке», которая нас и познакомила. – Да, знать игроков, читать игру, разбираться в виде спорта – это, конечно, хорошо. Но… веришь, нет – это не обязательно. Главное – когда тебе есть что сказать от себя. И тогда ты будешь узнаваемым, уважаемым, цитируемым журналистом.

…Был необыкновенно теплый сентябрь 2009-го. В Кемерово в очередной раз проходят игры Кубка России. Вечером мы с Сергеем разговорились, сидя на скамеечке недалеко от его дома. Иванов тогда только пришел работать в пресс-службу «Кузбасса» и делился мыслями.

-- Не надо бояться резко поменять свою жизнь. Я долго не мог представить, как это: уехать из своего Красноярска, оставить все, что наработал… А на самом деле оказалось – ничего страшного, надо только решиться. И все будет нормально, если хорошо работать, делать свое дело.

Мне очень хотелось тогда с ним согласиться. Когда я узнала, что в «Кузбассе» теперь работает Иванов, то без всякой зависти сказала: «Ну, все, теперь журналисты других городов могут просто отдыхать на его фоне». Странно, может быть, потому, что Серега был на «несколько корпусов» впереди других, но я, глядя на него «снизу сверх», думала: у него все всегдабудет хорошо. Потому что он – профессионал, работать умеет и любит, а такие всегда нужны.

Надо было видеть Иванова на чемпионате мира-2010, когда пресс-служба «Кузбасса» обеспечивала блестящую информационную поддержку с игр и пресс-конференций. Сергей вел трансляции матчей, одновременно набирая тексты отчетов с игр, после чего шел на пресс-конференцию, отписывал, и снова матч... На четвертый день игр у Сергея от напряжения лопнул сосуд в глазу. Иванов продолжал работать. «Крылатское» даже как-то «не смотрелось» без Сергея в ложе для прессы, с его неизменным ноутбуком на столе и телефоном в руке. Отдыхать себе не позволял. Надо ли так? А он по-другому и не умел, наверное. Потому что жил не один. Потому что чувствовал ответственность. Никаких отпусков, никакого послабления. «Собираюсь покупать квартиру! – поделился он тогда с гордостью, -- вот тогда и в гости ко мне будете приходить!»

Наверное, это какой-то идеалистический взгляд на мир: если хорошо учиться, потом честно работать, серьезно относиться к делу, то дела будут идти все лучше и лучше. Но разве мало профессионалов оставались за бортом той жизни, которой они отдавали свою? Хоккей с мячом – тесный мир, и здесь особенно сложно работать на одну структуру, чтобы не считаться противником для другой.

…После одного из матчей все того же чемпионата мира-2010 мы в очередной раз разговорились. Тема была непростой: Серега убеждал, что ради серьезной цели можно пройти по головам. Он не себя имел в виду. «Многие не понимают этого. Но если не очень благовидные поступки послужат доброму делу, разве это того не стоит? Посмотри, ведь это здорово: играют дети, проводятся соревнования, идет развитие спорта! Разве не стоило ради этого пожертвовать чем-то?» Я тогда не смогла с этим согласиться: «Сережа, а если перешагнут через твою голову? Тому, через кого перешагивают, от этих добрых дел нисколько не легче». «Да Бог ему судья», -- только и сказал Иванов, когда у него в жизни все полетело кувырком.

В последний… Теперь уже не скажешь -- «крайний», на этот раз – действительно в последний мы виделись с Сергеем на играх второго этапа Кубка России в Кемерово. Так хотели поговорить как следует, пообщаться, когда списывались перед поездкой, но… все вышло совсем не так, как ожидали. Сергей к тому времени уже съехал из квартиры, которую клуб «Кузбасс» предоставлял его сыну как хоккеисту, жил в общежитии, довольно криминогенного толка. И прямо сказал: «Ты извини, я тебя в гости позвать не рискну. Просто потому, что элементарно боюсь. Там такая публика, что… Я и сына именно поэтому в Красноярск отправил. Меня обокрали недавно, из вещей осталось только то, что на мне! Так что увидимся обязательно, в другой раз!» Эх… Учит нас жизнь, учит, что другого раза может и не быть.

О чем все это?... Да о том, что никак не могу понять: каким образом человек, столько сделавший для одного города и с не меньшей самоотдачей работавший для другого, оказался никому не нужен? Без нормального жилья, и без работы, работавший на износ, мотался в бесконечных поездках – Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Барнаул, опять Красноярск… Неужели за всю свою карьеру не заработал… ладно там – на жилье. Но хотя бы на уважение!

И ведь никакой благодарности от тех, для кого он работал и с кем работал. Ушел – как перечеркнули, совсем ушел – деликатно промолчали. Впрочем, промолчали не все. К стыду за людей, нашлось немало пророков, которые, оказывается, «предвидели» его гибель. И которые увидели в аварии чью-то «руку», а сейчас не прочь сделать себе «имя» на его смерти. Сергея при жизни втягивали в «войны», в которых он вовсе не хотел участвовать, не хотят оставить в покое и сейчас. Ему не оставляли выбора. Профессиональный журналист востребован всегда, но чем выше его уровень, тем серьезнее цели, для которых он… востребован.

…Долго не верилось в реальность сообщения, которое пришло на телефон 20 ноября: «Погиб Сергей Иванов. Разбился по дороге в Красноярск». Не верилось, потому что никто ничего не знал точно. И не у кого было уточнить. У Сереги не было друзей в Кемерово? Похоже, что так. Кто не с нами – тот против нас. От него не осталось даже фотографий. Остались письма.

«Добрый день! Отпуск у меня в июле. Но я попытаюсь выбраться пораньше. Я чуть позже позвоню и уточню. Сейчас просто ситуация такая, что настроение очень хреновое. Мы ... разошлись окончательно во взглядах, да и человеческих понятиях...»
«Я ОБЯЗАТЕЛЬНО по приезду в Иркутск (постараюсь сделать это как можно быстрее), схожу на экскурсию. Это и для меня очень интересно. А у меня здесь полный зоопарк. Редактор газеты дал задание сделать интервью с М.(он его друг), я поставил С. в известность. Тот попросил меня потянуть с интервью до мая, что я и сделал. Затем приехал М. домой, и мне уже было нечего делать как показать и согласовать с ним его текст интервью. Естественно, дальше пошла публикация. С. это взбесило. Он со мной теперь даже не здоровается и прямо заявил, что я ему не нужен. На стадионе все говорят -- не переживай, это обычное дело, он побесится и остынет. А я так не привык работать. Я хочу работать на позитив нашего вида спорта. А то что он обосабливается, запрещает сотрудничество с бендинетом, меня явно не устраивает. Ты чувствуешь, куда меня ведет дорожка жизненная?

"Сейчас занимаюсь квартирой. Живу в общежитии семейном. Сплю на полу, но не ропщу. Знаю, все это временно. Диму отсюда отправляю. Пока не говорю куда. С Димой тоже засада. Мало того, что клюшки за свой счет весь сезон покупал, так теперь еще и коньки надо, старые разбиты. Нашли за 15. Кошмар. И вот так вот везде. Когда это кончится? Сейчас получу зарплату, отправляю его в Красноярск тренироваться. Здесь ему даже с дублем запрещено заниматься".

«Думаю, я отдыхать в июле буду. Просто уже нет сил».

«Он со мной не разговаривает и даже не здоровается. Сейчас укатил на пару недель. Вот жду. Но я уже себя взял в руки. С сегодняшнего утра начался один позитив. И погода хорошая, и все будет хорошо!»

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Мурашки по коже от такого

Мурашки по коже от такого материала...

Молодец, Ника!

Давно не читал таких журналистских откровенных и сокровенных мыслей. Молодчина, Ника, горжусь! В наше время поделиться с читателем публично и грамотно не каждый может. А вот Ника смогла, за что ей честь и хвала. С Сергеем Ивановым мы давно были дружны (хотя и живём в разных городах, но нас объединял любимый вид спорта), вместе были практически на всех крупных ХсМ-ных мировых соревнованиях, встречались и на российских. Хорошо знал его (написал сначала слово "знаю", ибо до сих пор не верю, что Сергея нет с нами), как порядочного человека и истинного трудоголика. И мне было вдвойне приятно, что Сергей не раз спрашивал у меня, как более старшего товарища, советов относительно возникающих у него трудных и сложных житейских ситуаций. И я всегда старался приободрить его и дать добрый и нужный житейский совет. А вот незадолго до его гибели мы тесно общались несколько дней кряду, так что не проходило и часу, чтобы мы не говорили о наших общих делах и интересах. Увы, Сергей, как тебя не хватает сейчас для общения! Ведь ты мог и сам спрашивать и слушать собеседника. А это в наше непростое время не каждому дано.

Ника!Молодец!

Я к сожаления не знал Серегу как ты.Один раз с ним в плотную виделся и общался, когда вез его после финального матча Росиия*Швеция из ККЦ на самолет в Шереметьево и это было наше с ним единственное и как потом выяснилось последнее общение.Знаешь тех кого с нами нет всегда вспоминаешь.Я вот когда смотрю на фото своей сестры,которой тоже уже нет с нами, то слезы сами начинают идти и сейчас когда пишу начинают какпать на клаву.Близких людей не забывают поверь!!!До встречи в Казани)))

Ника, очень

Ника, очень сильно!...
Светлая память, Сергею... Упокой, Господи...
Жаль, что не удалось пересечься...

похоже на женский роман

Повествование похоже на женский роман. Знаком и с автором материала и с Серегой. Мне не понравилось. Все прекрасно знают о ком написано. Зачем эти С и М, а в итоге получилась Ж. Серега, для тех кто его знал, остался в сердце каждого. Лучше просто помочь его сыну и дочери

Давайте прислушаемся

Признаться, мне тоже не понравилось.
Но очень сильный отрывок из второго письма, и дело тут даже не в С и М
Я хочу работать на позитив нашего вида спорта.

Вот в этом вся соль: Из-за той самой тесности мира хоккея с мячом, о которой пишет Ника люди, остающиеся верны этой своей выбранной линии обвиняются в предательстве, продажности, корысти. Таких людей достаточно, во многих городах и они живы сейчас. Так давайте к ним присмотримся и прислушаемся...

Собственно, а причём тут

Собственно, а причём тут понравилось или нет? Не думаю, что Ника преследовала цель завоевать симпатии материала...

Ну а почему не выразить свои

Ну а почему не выразить свои ощущения от материала? Кстати, на мой взгляд, он больше подходит для личного блога.

З.Ы. А вообще вспомнились слова из песни Чайф: "Поплачь о нём, пока он живой, люби его таким, какой он есть".

прежде всего дань памяти Серёги

Как редактор считаю, что этому материалу место на главной странице, а не в блоге. Трагичный поворот судьбы Сергея раскрыт полностью. Вопрос неуважения к памяти поставлены правильно.
По поводу "М" и "С" - это компромисс. Кому-то показалось, что этот материал не место для нападок и обвинений в чью-то сторону. Кто-то другой посчитал, что совсем без этого отрывка будут непонятны конечные причины, почему Сергей оказался за бортом "Кузбасса". Соглашусь, что решение оставить только начальные буквы имён спорное и может быть интерпретировано неверно - как трусливая попытка обвинить.
Но материал действительно - это прежде всего дань памяти Серёги и ничего более...
Возможно на "сорок дней" он был бы более уместен, но как всегда на всё времени и сих не хватает. Но лучше так, чем ни как.

две большие разницы

"дань памяти Серёги и ничего более" и статья с обвинительными намёками, не оставляющая другой стороне в данной трагической ситуации высказать свою точку зрения по этим обвинениям это две БОЛЬШИЕ РАЗНИЦЫ. Это как минимум непрофессионально.

[Eric],

[Eric], никто не мешает Вам высказаться. Опубликованы отрывки из писем самого Сергея. Выводов никто не делал. Передано его настроение. Абсолютно точно передано - это то, что я от него слышал практически ежедневно.