Вы находитесь на архивной версии проекта bandynet.ru. Перейти на новую версию.

Добрый богатырь, которого все боялись

- 4.12.09 22:26 - [admin]
Источник: газета "Чемпион"

Олег ТИШАКОВ, газета “Чемпион” Ульяновск

26 ноября свой 60-летний юбилей отметил легендарный Николай Иванович Афанасенко. Хоккеист, наводивший настоящий ужас на соперников “Волги”. Человек, не обидевший и мухи вне поля. Кажется, поклонники спорта, тем более старшего поколения, знают о любимом “Афоне” все. Но личности такого масштаба всегда интересны.

Из досье газеты “Чемпион” (Ульяновск)

Родился 26 ноября 1949 г. в Ульяновске. Воспитанник ульяновской школы хоккея с мячом. Начал играть в команде “Спартак” в 1961 г.
В команде “Волга” с 1968 г. Нападающий. Чемпион мира (1985 г.), второй призёр (1974 г.) турнира на призы газеты “Советская Россия”. Провёл 22 матча в составе сборной страны, забил 19 мячей. Победитель Спартакиады народов РСФСР (1970 г.), серебряный (1972 г.) и дважды (1976 и 1977 гг.) бронзовый призёр чемпионатов СССР по хоккею с мячом. В высшей лиге чемпионатов СССР и России (всего - 23 сезона, 486 матчей) в составе ульяновской “Волги” с 1970 по 1996 гг. (с перерывами) забил 611 мячей - это лучший показатель клуба за всю его историю и третий - в стране. Дважды (1987 и 1988 гг.) становился лучшим снайпером чемпионатов СССР. Пять раз (1974, 1976, 1984, 1985, 1987 гг.) включался в число 22-х лучших игроков сезона. Один сезон (1989-1990 гг.) провел за шведский клуб “Болльнес”.
Бронзовый призёр Межконтинентального кубка (1977 г.), трёхкратный чемпион (1970, 1971 и 1974 гг.), дважды второй (1972 и 1976 гг.) и третий (1975 г.) призёр чемпионатов СССР по хоккею на траве, участник чемпионата Европы (1970 г.). Шесть раз включался в число 25-х лучших игроков сезона. Заслуженный мастер спорта. Награждён памятной медалью к 80-летию Госкомспорта России. Окончил Ульяновский педагогический институт.

- Николай Иванович, Вы ведь коренной ульяновец? Где родились, начали заниматься спортом?
- Спорт у меня в крови, наверное. А как иначе? Мама Мария Андреевна после госпиталя, где она была санитаркой, потом долго на стадионе “Спартак” работала. А поскольку домик наш деревянный рядом находился, там, где сейчас так называемый Дом техники стоит, то мне на стадион дорога была с малых лет прямая. Поначалу, конечно, без коньков, но уже с клюшкой. А коньки мне дядя, тоже, кстати, Николай, подарил. Черные такие, правда, не хоккейные, а фигурные. Я с ними чуть ли не спал. Играли теннисными мячиками, для хоккея с мячом было не достать.
- А почему первым тренером стал Николай Петрович Мишин, наш известный футболист?
- Наши “старики” ведь какими универсалами были!? Вот и Николай Петрович, покинув футбольное поле как игрок, на “Спартаке” тренировал мальчиков, юношей и взрослых в хоккее с мячом. Вот и получилось, что первые несколько лет я провел под его руководством, дойдя до уровня первенства области.
- В первой заявке на матч Вы были под вторым номером, потом играли под 15-м, 8-м, 14-м, 16-м... А как Вам достался “фирменный” 18-й?
- Никогда за номерами не “бегал”, как это бывало и бывает, особенно, говорят, сейчас. Что в первой заявке (17 января 1968 года на матч “Волги” с первоуральским “НТЗ”. - Прим. О.Т.), что в первой официальной игре - надевал свободный свитер, и радовался, что доверяют место в составе. Так же и с моим любимым 18-м получилось. Он оказался свободен, попал ко мне, сыграл раз-другой, привык я, привыкли и другие. Так и стал “фирменным”.
- Окончание Вашего телефонного номера на две “восемнадцатки” - чья идея?
- Года три назад фанаты подарили телефон с таким набором цифр. Приятно, конечно.
- “Играй, как в чемпионате области, и никого не бойся” - кто и при каких обстоятельствах сказал Вам эти слова?
- Сергей Макарович Эдукарьянц перед тем, как выпустить меня первый раз на лёд в официальном матче за “Волгу” (6 января 1970 года. - Прим. О.Т.). Играли с соседями - куйбышевским “Трудом”. Тогда Мишу Фокина взяли в футбольное минское “Динамо”, и он уехал с новой командой на сборы. А “дед” - Вячеслав Дорофеев - пропускал матч из-за травмы. Так пришел мой час. Выиграли легко - 4:1, мне посчастливилось забить аж два гола. Первый сделал фактически Володя Куров - прошел по своему флангу и идеально выкатил мне под удар. Второй начал Мухаметзянов, выбросивший мячик мне в центр поля. Я убежал от двух соперников и забил. Кстати, Эдукарьянцу перед матчем вручили знак и удостоверение Заслуженного тренера РСФСР.
- Летом 69-го “зимние” хоккеисты “Волги” провели первый матч в новом для себя виде спорта - хоккее на траве. Вы не причастны к этому историческому событию, ведь уже были в команде?
- Как же не причастен? Тогда ведь хоккей на траве с прицелом на Московскую Олимпиаду решено было возрождать. Вот “зимников” и привлекли. Привезли клюшки, объяснили правила. Попробовали, понравилось вроде бы. Мы сначала нулевую ничью с командой Сызрани в товарищеском матче сыграли, а потом приняли участие в турнире с участием практически всех команд высшей лиги. В Воронеже я отыграл во всех матчах, и даже, кажется, забивал, правда, сколько, и не помню уже. В финале уступили московскому “Динамо”. При счете 0:1 мы подавали угловой, и мяч попал в корпус кому-то из соперников. А это - пенальти. Бить пошёл Олег Плотников. Он, как и большинство из нас - правша, - держать “левостороннюю” клюшку неудобно. Да и бить ведь при пенальти нельзя, только бросать. Вот Олег “лопатой” и швырнул выше ворот. Так и проиграли 0:1…
- Вскоре Вы познали и первый большой командный успех - стали в составе сборной области победителем зимней Спартакиады народов РСФСР…
- Да, такое не забывается. Финал значился как “Поволжье” против “Урала”, а на самом деле играла “Волга” против великого свердловского СКА (матч прошел в Ульяновске 6 марта 1970 года. - Прим. О.Т.). И именно в главном матче мне впервые доверили место в стартовом составе. Волновался очень, больше думал, как бы не пропустить к нашим воротам своих оппонентов - Николая Дуракова и Евгения Измоденова. Пару раз Измоденов от меня уходил, могло дело и голом закончиться, но обошлось. Мы поначалу проигрывали 0:1, потом повели 3:1, и удержали победный счет, хоть Коля Дураков еще раз Мухаметзянову забил. Как стадион, забитый народом под завязку, ликовал! Нас буквально вынесли на руках с поля, причем уже без клюшек - они на сувениры разошлись.
- Один из самых необычных маршрутов в Вашей карьере - это, наверное, Димитровград - Брюссель?
- Ну, не напрямую, конечно, но дело было. Мы только выиграли первый чемпионат СССР по хоккею на траве, как нас с Володей Куровым в армию “загребли”. И хоть недалеко от Ульяновска - в Димитровград, но для освобождения нас для поездки на чемпионат Европы спортивным начальникам пришлось побегать.
- Бельгия - Ваша первая заграница? Расскажите, чем запомнился чемпионат Европы.
- Да, в сентябре 70-го мы дебютировали в первенстве континента. Выступили, наверное, неудачно - стали 14-ми из 18-ти команд, но приобрели неоценимый опыт. Из “Волги” призвали Володю Курова и меня. Запомнились матчи с Англией и Данией. Первый - тем, что мы так взрыхлили ухоженное поле Королевского стадиона, что на нем матчи того чемпионата больше не играли. А вот датчанам мне повезло забить, причем с радиуса, да еще с неудобной стороны.
- Через четыре года Вы дебютировали в сборной СССР. Какой из 22-х матчей и из 19-ти мячей за неё запомнился больше всего?
- В сборной Союза я провел два сезона. Первый завершался турниром на призы газеты “Советская Россия” в январе 74-го года в Архангельске. Сыграл все три матча, забил три гола, но удовлетворения не получил ни я, ни мои партнеры - мы стали вторыми. Результат этот посчитали неудачным, и в сборной произошли большие кадровые перемены. Второй раз меня призвали в главную команду страны в 85-м. Лучшим, считаю, стал матч с хозяевами первенства - норвежцами. Мы сначала пропустили, первый тайм проиграли 0:1. Я вышел в самом начале второго, и мне удалось забить два мяча. Один из них - после подачи углового, а второй - дальним ударом со штрафного метров с 35-ти, а, может, и всех 40-ка. Вот он-то, пожалуй, и есть самый запоминающийся.
- Как отметила малая родина рождение новоиспеченного заслуженного мастера спорта?
- Честно скажу, в памяти практически ничего не сохранилось. Кажется, пригласили в обком, то ли партии, то ли комсомола, вроде бы поздравляли. А если вы насчёт материального вознаграждения, то ответ точный - никак. Правда, государственный спорткомитет “расщедрился” на две тысячи рублей. Для сравнения - “шайбисты” за свои победы на чемпионатах мира получали по девять тысяч каждый.
- С кем Вы бы могли просидеть несколько часов, обсуждая самые разные темы, и Вам было бы с этими людьми интересно, а они бы с удовольствием выслушивали Ваше мнение.
- Наверное, с Серёжей Наумовым. А говорили бы все равно больше о спорте.
- Вы были суеверным игроком?
- Нет. Знаю, что большинство спортсменов не бреются, к примеру, не подшивают что-то в день игры. Я на это внимания не обращал.
- Вы верующий человек?
- Нет, я не верующий. Но к этому вопросу подхожу очень осторожно. По крайней мере, уважаю позицию другого человека, но в разговоры на эту тему не вступаю.
- Вы всегда спокойны, уравновешены. Что может вывести Вас из себя?
- Да трудно сказать, специальных “опытов” на себе не ставил. Когда играл, соперники пытались зацепить, ударить, спровоцировать на удаление. Я не реагировал. Да и сейчас ко всему отношусь спокойно.
- В каких странах Вы побывали? Куда очень хотели, но не попали?
- Хоккей с мячом помог “освоить” скандинавские страны, хоккей на траве - европейские. Посетил Польшу, ГДР, Бельгию, Италию, Голландию. Дважды на сборах был в Турции. Очень хотел увидеть Индию, Пакистан, Малайзию, страны, где хоккей на траве - практически национальный вид спорта, но сборная СССР туда стала выезжать позже, когда я уже не играл.
- Хоккей с мячом чаще даже русским называют, а вот на траве, тем более, в далекие 70-80-е прошлого века - сплошная экзотика. Как Вы себя в нем чувствовали, с чем приходилось “воевать” больше всего?
- С клюшкой. По правилам в “траве” ею надо играть одной, левой, стороной, поэтому леворуким хоккеистам это удобно, остальным - не очень. Мне в том числе. Частенько бил так, что загребал траву аж до земли. Постепенно освоился, но к “технарям” в хоккее на траве себя не отношу.
- Поездка за границу или даже встреча с иностранными командами на родине в то время были делом редким, а потому почти всякий раз чем-то необычным запоминались. Что осталось в памяти?
- Если говорить о спортивной части наших контактов, то в “летнем” хоккее просто поражала техника игроков из Голландии, Пакистана, Индии, Германии. В хоккее с мячом запомнились шведы - у всех отлажена прекрасная игра в воздухе и очень жёсткий отбор мяча. Чуть зазевался - и ты на льду.
- Что в жизни считаете пустой тратой времени?
- Я в жизни занимаюсь только тем, что мне интересно. Поэтому и не трачу время зря, и не знаю, как это делать.
- Каким деньгам в своей карьере игрока Вы радовались больше всего?

- Когда был призван в сборную СССР по хоккею с мячом, стал получать соответствующую стипендию. Со сборной по “летнему” хоккею так же получилось. Это была весомая прибавка, она и запомнилась больше всего.
- А меньше всего? Уж не мулловскими ли “миллионами”?
- “Миллионы” в виде рукавичек? Было и такое… В конце девяностых годов работал в Мулловке с детьми, а времена были непростые, кругом один бартер, живых денег нет ни у кого. Вот и нам руководство местной суконной фабрики зарплату натурой платило: рукавицами - бери, продавай, будут деньги.
- От какого блюда Вы не можете отказаться?
- От пельменей с бульончиком. Люблю и мясо - эскалоп или лангет.
- На кухню Вы заглядываете только как посетитель, или же любите и умеете готовить сами?
- Очень люблю и, кажется, умею хорошо жарить картошку. Но в основном на кухне я для того, чтобы порадоваться кулинарными способностями жены. Мы с ней с 76-го года знакомы, и мне до сих пор нравится ее умение готовить.
- А стирать, гладить, штопать умеете?
- На сборах мы все сами делали - стирали, гладили, штопали, обувь ремонтировали, если требовалось. Тогда-то при командах поваров или швей не держали. А дома - дома все мне супруга делает, и у неё это получается очень хорошо.
- В 80-х годах в Ульяновске возродился женский хоккей с мячом. Команда собралась приличная, девчонки симпатичные… Ходили смотреть?
- Специально, конечно, нет. Турниров в Ульяновске я что-то не припомню, поэтому видел девчонок только на тренировках. Но наблюдать за этим процессом, будь это женская или мужская команда, долго не могу.
- Кому из великих современников - политиков, артистов, спортсменов - хотели бы пожать руку?
- Футболисту Эдуарду Стрельцову. Очень я за “Торпедо” болел, когда он играл. До сих пор помню матчи с его участием в Москве, которые удалось увидеть. Хотя сначала было киевское “Динамо”. Люблю старое доброе кино, поэтому для меня авторитеты - Евгений Леонов, Николай Крючков. Искренне играли своих героев. Наверное, поэтому из политиков мне никто не импонирует. Это профессия, ну, такая… Нет, из политиков никому.
- Я правильно понял, что “просто” кино Вам больше по душе, чем сериалы?
- Правильно. Сериалы вообще не смотрю. Нынешние, в смысле. А вот те, настоящие, про Штирлица, Жеглова с Шараповым - уважаю.

- Хоккей с мячом, хоккей на траве, а ведь есть еще ринк-бенди. Не было ли Вам тесновато в хоккейной коробке?
- Да как сказать? Наверное, не было, к тому же тогда еще не приняли правило о том, что нельзя бить с замаха. Так что и в коробке я чувствовал себя достаточно уверенно. Забивал и здесь. В мое время чемпионатов страны по этой разновидности хоккея не было, но различные турниры игрались. Например, традиционный в Первоуральске. Так вот в них я трижды был лучшим бомбардиром. После одного мне подарили очень красивую коробку с образцами уральских камней. Сколько мячей тогда забил - не помню, а камни - хоть сейчас можно посмотреть, храню до сих пор. Их там 33 штуки.
- А в футбол Вы на высоком уровне по какой причине не играли?
- Дубль первой лиги - это приличный уровень? Думаю, что той, советской первой лиги был неплохой уровень. Правда, поиграл я за “Волгу” всего половину сезона 68-го года, забил несколько мячей. Ездили с основным составом, играли за день до них. Запомнились выезды в Кутаиси, Волгоград, Сумгаит, Пермь, Махачкалу, Тбилиси. Города все колоритные, везде было интересно. В Сумгаите, к примеру, нас возили почему-то на двух “ЗИЛах”, - таких, на каких члены Политбюро ездили.
- Вы даёте день в долг? А сами занимаете?
- Сам не даю, занимаю крайне редко. Наверное, потому, что стараюсь жить по средствам.
- С парашютом прыгать приходилось? А хочется?
- Летал, когда играл, конечно, много. А вот подниматься в небо специально для прыжков с парашютом не приходилось. Да и желания большого нет. И не было.
- Когда поняли, что спорт может стать профессией?
- Когда стал игроком “Волги”.
- 17 июля 78-го года Ульяновский горком КПСС и горисполком приняли совместное Постановление, которым было предписано “в целях усиления идейно-политического и нравственного воспитания комсомольцев - игроков хоккейной “Волги” - организовать кружок комсомольского политического просвещения “Основы коммунистической морали”. Посещали занятия кружка?
- Нет, я же к тому времени из комсомола выбыл по возрасту. Отец, помню, все мне говорил, что надо в партию вступать, но тут я его не послушался.
- Вы “попадались” на “розыгрышах”?
- Было дело. На первой игре в Швеции за “Болльнес”, к примеру. Во время игры кто-то из запасных прибил мой пластмассовый ящичек для формы к полу. Команда вернулась в раздевалку, я, как и все, стал складывать в него свитер, гетры, наколенники. Переоделся, пытаюсь его поднять и не могу. Шведы хохочут!
- В быту спортсмены Вашего поколения были весьма неприхотливы, не так ли?
- Это точно. Жили в гостиницах, но кушали чаще в буфетах, а там вечно “бетонные” пирожки или рыба “ржавая”, так что часть еды в магазинах приходилось докупать. Чай, кофе тем более никто не приносил в номер, вот и приходилось кипятильник всегда с собой возить, хоть и запрещали им пользоваться. Однажды в Новосибирске поставили воду греть, а сами на несколько минут вышли к ребятам в соседний номер. Заговорились, забыли - вода выкипела, провод перегорел, спираль упала на матрац, тот и загорелся. Когда учуяли запах дыма, кинулись туда - матрац прилично пылает, мы его, не долго думая, в окно. А под ним - патроны лежат! Чудом не грохнули. Новосибирск - это же центр биатлона в стране, вот до нас кто-то из стреляющих лыжников свои боеприпасы под матрацем и хранил.
- 27 мячей в ответ на 28 тысяч долларов. Вспоминаете, о чём разговор?
- Да, для круглого счета надо было бы еще голик забить... Конечно, это эпизод из моей шведской эпопеи. Я год провел в этой стране, когда играл за “Болльнес”. Это же было время, когда двери за границу начали немного “приоткрывать”, в том числе для нас, спортсменов. Да, вот такими были суммы тогдашних контрактов. А моя зарплата была четыре с половиной тысячи крон. Хозяин той семьи, где я жил, получал в несколько раз больше. Так что разбогатеть не удалось. Да и не об этом я думал. Играл, как умел. Считаю, команде помог - все-таки 27 мячей за 18 игр забить успел, лучшим бомбардиром “Болльнеса” стал.
- Рыбалка, охота, сбор грибов или ягод - это Ваше?
- Моё - грибы. Отец был грибник заядлый, и меня пристрастил к этому делу. Когда играл, мы в Белом Яре на сборах частенько этим занимались, когда было время. Потом с семьёй любил собирать, обычно в окрестностях Железнодорожной Майны. Чаще всего “охотимся” за белыми и опятами - их жарим, и за белянками и груздями - эти для соления отлично подходят.
А вот убивать не могу и не люблю, поэтому у реки или с ружьём меня не застать.
- Ровно 20 лет назад Вы получили один из самых необычных подарков в своей жизни. Помните, какой?
- Самый необычный? Их два. Первый - коробка шоколадных конфет. Правда, шведских. Было это 26 ноября 89-го года, в день моего 40-летия и одновременно дебюта в “Болльнесе”. Местный болельщик преподнёс мне еще и цветы, а, самое главное, приветствовал на вполне хорошем русском языке. Второй подарок меня ждал после игры. Его я получил от русской Татьяны, которую в Швеции, на ее второй родине, звали Тюна. В свое время она вышла замуж за шведа и уже давно жила в Скандинавии. Работала переводчицей в хоккейном клубе, внимательно следила за моими выступлениями в “Болльнесе” со дня приезда (3 октября 1989 года. - Прим. О.Т.), собирала все газетные материалы обо мне, вклеивала их вместе с переводами на русский язык в специальный альбом. Этот альбом она и подарила мне. Я им очень дорожу.
- А какое самое необычное проявление любви к Вам болельщиков ульяновских запомнилось?
- После забитого мяча дружное многотысячное скандирование “Афоня!”. Всё-таки забил я за “Волгу” немало, так что это со мной навсегда.
- Один из Ваших партнеров имел кличку “Железный”. Отчего именно так?
- Мы так Мишу Тонеева звали за то, что его никакой мороз не брал. Однажды мы играли в Москве с “Динамо” (матч состоялся 4 февраля 1976 года. - Прим. О.Т.). Мороз жуткий, то ли 30, то ли 31 градус. А мы только что из Алма-Аты, там уже весна, и играли на “Медео” при плюс шестнадцати. Так вот, проигрываем Москве по ходу игры гол-другой, но под конец разбегались, почти догнали - 4:5. И вот в самом конце встречи им пенальти ставят. Бить никто не идет, колотун, клюшки еле в руках держатся, а тут такое нервное напряжение. Так вот Миша, самый холодостойкий из нас, и подошел к “точке”. И не подвел, забил. Так пять-пять игра и завершилась.
- Кстати, Вы ведь реально забили в чемпионатах СССР не 608, а 609 мячей. Помните, кто один Ваш мяч “украл”?
- Никто не крал. Дело было давно, кажется, году в 70-м, я только начинал. В одной из игр (16 февраля 1970-го года в Калининграде против “Вымпела”. - Прим. О.Т.) отличный удар с углового удался Володе Монахову. Возможно, мяч задел мою клюшку, но гол на моего партнёра записали. Да мелочи все это. Наверное, все знают, как сейчас Владимиру Викторовичу непросто, болеет он. Пользуясь случаем, желаю ему здоровья и долгих лет жизни. Вот это главное, а не то, кто забил больше.
- Есть ли у Вас дача, любите ли возиться в земле?
- Есть садовый участок в Анненково, напротив бывшего пионерского лагеря имени Гая. Поскольку я во всем люблю меру, то и в земле покопаться не против. Главное, чтобы удовольствие было. Там оно у меня присутствует.
- Вы ходите на выборы?
- Да, и твердо убеждён, что это надо делать.
- “Режимить” трудно?
- Для меня проблемой это никогда не было.
- “Если бы вратарь поднял руки, то мог бы уехать домой без них” - под этой фразой одного шведского журналиста могли бы подписаться все вратари, которым не посчастливилось играть против Вас. Не было ли жалко тех парней, кому Вы за матч “отгружали” мячей по 5-6, а то и больше, да еще при этом “посягали” на их здоровье?
- Что значит жалко? Это же игра, соперничество, я же не мог катать им мячи в руки. Поэтому бил, как требовала ситуация. Чаще - на силу, те же пенальти, штрафные. Другое дело, что специально никогда и никому нанести травму не стремился, даже в ответ на попытки так поступить со мной. Хотя, скажу честно, кое-кого иногда чуть-чуть жалел. Например, Пахомова из Алма-Аты. Вратарь он был хороший, но почему-то, когда я выходил на ударную позицию, начинал пятиться назад, да так, что иногда за линию ворот заезжал. Каюсь, удар смягчал. Зато в Швеции мне было одно раздолье на тренировках угловые отрабатывать. Ворота все время пустые, лупи, насколько сил хватит. Дело в том, что местные вратари играли в простых кожаных перчатках и после нескольких первых тренировок отказались вставать в ворота, боясь получить травму.
- Любимые партнеры и нелюбимые соперники Николая Афанасенко - это…
- …ребята, снабжавшие меня в “Волге” идеальными передачами - кто с игры, кто при стандартах. Первые - это Сергей Наумов, Владимир Куров, Владимир Терехов, Сергей Евдокимов, вторые - Борис Малявкин, Михаил Тонеев. А в сборной одно удовольствие было с Валерой Масловым играть. На “Советской России”, помню, в первой же игре я только успел вираж сделать и покатиться вперед, ожидая передачи, так он мне мячик буквально в ту же секунду положил в клюшку. Тут-то я и вспомнил его слова перед игрой: “Коля, ты только беги, все остальное - за мной”. Ещё эпизод с ним такой остался в памяти. В какой-то игре мне удался пас на Маслова - пас, как говорится, голевой. Отдал и остановился, понимая, что сейчас Валера забьёт. А он… мне в обратку пасует! До сих пор жалею, что остановился тогда - иначе я бы просто закатился с мячом в пустые ворота. Да за ним и как за соперником было приятно наблюдать. Играем с “Динамо”. Сергей Макарович (Эдукарьянц. - Прим. О. Т.) перед игрой говорит Борису Малявкину: “Маслова держишь персонально”. “Малява” мог “прихватить” любого, кто играл или видел, знает. Любого, да не Маслова. Валера стоит на месте против Бориса, мяч в ногах. Движение корпусом в одну сторону, в другую, вдруг рывок, Боря уже сзади… Виртуоз, одним словом.
Нелюбимые соперники? Да и не знаю даже… Из команд - наверное, все-таки калининградский “Вымпел”, из игроков никого персонально выделять не буду. Против всех было непросто. Кто потехничнее, поумнее - таких надо было постараться обмануть, перехитрить. Кто грубее - и обыграть надо было, и от столкновений, провокаций уберечься. Были ведь “мастера” ударить исподтишка, сзади и в наше время.
- Не секрет, что иногда ведущих игроков пытались психологически вывести из себя. Были такие случаи с Вами?
- Нет, никогда.
- Вы отбывали хоть разок номер на поле?
- Болельщики бы этого не простили, поэтому всегда играл с полной отдачей. Другое дело, что не всегда мог это делать, к примеру, из-за травм. В один из зимних сезонов получил травму руки, как раз той, в которой клюшку держал. Болела она так, что я фактически “палку” возил за собой, а не работал ею. Длилось это долго, так что я и в летний сезон вошел травмированным. А тут, как назло, надо ехать в Ленинград на сбор. А ведь клюшка в хоккее на траве гораздо тяжелее, мне её и носить-то было больно. Так Эдукарьянц уговорил поехать: “Коля, на товарищескую игру ты только выйди, попугай их маленько”. На поле я, правда, все же не вышел - рисковать не стоило, впереди был целый сезон.
- Вам, человеку приличных габаритов, наверное, трудно было с экипировкой?
- Покойный Георгий Иванович Лосев, а мы его называли “лучший администратор страны”, ездил в Москву для приобретения формы. Так вот даже ему не всегда удавалось найти для меня подходящий размер. Спортивные костюмы как-то все мелковаты мне были. Да и с обувью порой маялся - мой 44-й тоже не всегда находился. Как-то на сборах национальной команды ее тренер Игорь Митрофанович Малахов дал мне ботинки. Кожаные такие, классные, но… на два размера больше! Заполнить “пустоту” было, конечно, чем, но появилась другая беда - иногда я концами своих ботинок задевал бортики, падал не раз. Зато в центре поля мне в этих подарочных было всё же полегче, чем в “недомерках”.
- На Вашем счету - пять юбилейных мячей “Волги” в чемпионатах СССР. Помните какой-нибудь из них, как отмечали?
- Помню тысяча пятисотый (Афанасенко забил его 12 декабря 1978 года в проигранном “Волгой” со счетом 2:5 домашнем матче алма-атинскому “Динамо”. - Прим. О.Т.). Объявили по стадиону, а потом еще небольшой такой кубок вручили. Правда, потом его в наш музей краеведения забрали, и какова его судьба, не знаю.
- Вы аккуратный водитель, или с такой фамилией можно по городу ездить, как вздумается?

- Обычно правил дорожного движения не нарушаю. Хотя за мелкие всё-таки иногда останавливали. Но отпускали. Узнавали, и отпускали. Сейчас, конечно, на дорогах тесновато стало, так что я без надобности туда, где постоянные “пробки”, стараюсь не ездить.
- А, кстати, вспомните все свои автомобили.
- Первая была старая добрая “копейка”. Не поверите, она жива-здорова и бегает ещё. После меня её передали другому хоккеисту “Волги”, а сейчас она верно служит человеку, который раньше на стадионе “Труд” работал. Я её когда брал, как чувствовал, что машина хорошая - мне же “люксовую” “тройку” предлагали вначале. Но я настоял на “копейке”, правда, окончательно вопрос с заменой помог решить только секретарь обкома КПСС Владимир Николаевич Сверкалов. Потом у меня были по очереди шестая и седьмая модели “Жигулей”, сейчас вот - “Шевроле-Нива”. А в Швеции клуб предоставил мне “Опель”.
- Ставками в спортивном тотализаторе балуетесь?
- Не то что не балуюсь - вообще не занимаюсь этим.
- В каком городе “варили” лучший лед, а где был самый плохой? Где было лучшее и где худшее поле для хоккея на траве?
- Лучший лёд - однозначно у нас, за Волгой. Чистое зеркало. Неплохая “поляна” и на центральном нашем стадионе. Правда, здесь постоянно мешал ветер. Бывало, в субботу, за день до игры, - тихо, а как воскресенье - задуло опять! А вот по худшему льду я поиграл в сезоне 83-84-го годов, когда мы в первую лигу вылетели, и пришлось нам посетить Уральск, Оренбург, Воткинск. Лучшая трава - в Сызрани, в 70-е годы мы там и в чемпионатах играли, и много товарищеских матчей. Не скажу, что худшее травяное поле, но самое неудобное - точно было в Алма-Ате. Это поле центрального стадиона, где футбольный “Кайрат” играл. Ворс там был соответственно для большого мяча, хоккейный же “утопал” больше нужного. Ну, а когда появился искусственный газон, первый, кстати, в Андижане, то уж и хоккей стал немного другим.
- Влияло ли качество поля на Вашу игру?
- В хоккее с мячом на обработку мяча больше времени надо было, и при угловых проблема попасть в мяч, он ведь иногда не катился, а скакал. А вот на траве мне на новом, искусственном газоне было хуже. Я любил пробросить мяч вперёд и уйти от защитников на скорости, а на искусственном газоне чуть сильнее бросишь, потом сам же и не догонишь.
- 27 февраля 1980 года “Волга” выиграла дома у алма-атинского “Динамо” - 6:5. Забив четыре гола, Вы стали десятым членом “Клуба сильнейших бомбардиров”. Помните тот день?
- Нет, не припоминаю. Тогда ведь статистику вели скромнее, чем сейчас. Помню только, что иногда публиковался этот список, в нем долгие годы лидировали Николай Дураков и Евгений Папугин. Потом и моя фамилия стала появляться.
- Можно ли услышать Вас поющим вслух?
- Извините, не пою. Не люблю, не умею, не тянет.
- А стихи в детстве не писали?

- Ответ также отрицательный. Никогда не писал. Начнете спрашивать, умею ли рисовать, или играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, отвечаю уже сейчас - нет. Всё-таки человек я до мозга костей спортивный. В зал - хоть сейчас, волейбол, настольный теннис. И обязательно на счёт - просто мячики кидать я так и не научился.
- А правда, что за два дня до свадьбы было опасение, что можете её пропустить из-за травмы?
- Да, нет, какие опасения? На 5-е марта (1976 года. - Прим. О.Т.) у меня была назначена свадьба, а третьего нам предстояло играть матч с “Зорким”, который решал судьбу бронзовых медалей. Понятно, игра ответственнейшая, но готовился я к ней вроде как обычно, и играл, как всегда. Правда, разок сердце ёкнуло, и про свадьбу пришлось вспомнить. Народу на трибунах битком, среди болельщиков и невеста моя. В один из игровых моментов меня толкают, я улетаю за ворота, и сбиваю зазевавшегося майора милиции, помню, он ещё в очках был. Так вот, очки в сторону, у майора мгновенно синяк образовывается, который он мне и показывает. А я ему в ответ: “Ладно, что синяк у тебя, а не у меня - через два дня у меня свадьба”.
- Знаю, если с Вами заговорить о футболе, то непременно речь зайдет о Стрельцове, а если о хоккее с шайбой, то Вы вспомните другого своего любимца - Мальцева. А баскетбол, шахматы, автогонки, другие виды спорта - что и кто нравится больше всех?
- Никогда не забуду мотогонки в Ульяновске, в парке “Винновская роща”, и самого классного нашего мотогонщика Льва Ерохина. Вот это было зрелище!
- А, правда, что одно время Вы занимались заготовкой волос?
- Да какой там заготовкой! Случай на самом деле такой. Мой отец Иван Николаевич, инвалид Великой Отечественной войны, был мастер, что называется, на все руки - по дереву классно работал, в театре декорации делал. И однажды ему понадобились кисточки. Купить их было невозможно, поэтому делали сами. Но для этого нужен был конский волос. Вот тут я отцу и пригодился. Договорился с приятелем, что на кожкомбинате работал, он мне мешочек этого добра и достал.
- Вы со спиртным и сигаретами на короткой ноге?
- Спиртным не злоупотреблял, никогда не курил.
- В волейбол, настольный теннис, бильярд Вы не просто играете, а играете отлично. А за какими видами спорта больше всего любите наблюдать вживую и по телевизору?

- Живьем люблю смотреть все виды. А по телевизору… Да и спрашивать нечего - тоже все! Даже по телику интереснее - с такими повторами, статистикой можно часами сидеть перед ним.
- Какие нужно иметь нервы, чтобы реализовать пять пенальти в одном матче?
- Ничего насчёт стальных нервов вы от меня не услышите. И забивал много, и промахи были. Смотря как к мячу подойдешь. Иногда казалось, что вратаря просто снесёт, а мяч ему прилетал в руки, как будто я его зонтиком стукнул. Бил я, конечно, на силу и старался непременно забить первый и второй мячи. Дальше приходила уже уверенность. Пенальти бил обычно влево от себя, и обычно забивал. А вот если менял направление, случались и промахи. А что касается пяти пенальти в одном матче (22 января 1987 года в победном для “Волги” - счет 5:3 - против свердловского СКА. - Прим. О.Т.), то статистики, кажется, немного напутали. Один из мячей всё-таки был с игры.
- Ваши любимые места в Ульяновске, любимые города в России?
- Средний Венец, откуда открывается потрясающий вид на Волгу. А ещё пляж - тут одновременно можно искупаться, позагорать и в волейбольчик поиграть. Из городов всегда нравился Иркутск, уютный такой, компактный. Любил бывать в Хабаровске - оттуда всегда привозили много рыбы. За границей больше всего понравилось в Риме. Какая история у этого города! А сооружения, здания - один стадион чего стоит! Вокруг полно статуй атлетов из разных видов спорта, а перед центральным входом - стелла Муссолини.

- Какое имя для нашего города Вам больше по душе?
- Я столько раз в жизни слышал на разных стадионах словосочетания “ульяновская “Волга” или “Волга” Ульяновск”, что для меня по другому звучать имя родного города просто не может.
- Любите ли Вы читать? Что предпочитаете?
- Сейчас читаю только газеты, иногда журналы. В бытность игроком любил книги, на многодневных сборах они были в самый раз. Предпочитал литературу историческую. Тогда хорошие книги печатались в среднеазиатских республиках, так что, бывая зимой в Алма-Ате, летом в Ташкенте, обязательно себе что-нибудь покупал. Например, книги о Чингис-хане.
- Пользуетесь ли Интернетом, посещаете ли сайты “Волги”, других команд?
- Да нет, с Интернетом у меня как-то не складывается. Я по старинке - общаюсь с друзьями, коллегами по ремеслу, поэтому всегда в курсе хоккейных дел.
- Рискну предположить, что из всех времён года Вы больше всего любите лето…
- Точно. Наверное, потому, что зимы у нас довольно длинные и проводим мы, спортсмены, их не у печки. Так что да здравствует лето, пусть всегда будет солнце! Да и косточки погреть люблю…
- Ощущаете, значит, свой возраст?
- Не дождётесь!

Рекорды Николая АФАНАСЕНКО

25 февраля 1976 года Афанасенко забил 8 мячей в ворота “Уральского трубника” (“Волга” выиграла со счетом 12:3).
За сезон 1983-1984 годов (“Волга” провела его в первой лиге) Афанасенко в 35 матчах забил 131 гол (100 - в регулярном чемпионате, 31 - в финальном турнире, 3,74 мяча в среднем за игру).
С 22 ноября 1986 года по 16 декабря 1987 года (один год и 24 дня) Афанасенко забивал в 33 играх подряд, записав на свой счет в этих матчах 65 мячей.
В сезоне 1986-1987 годов Афанасенко забил 51 мяч, став лучшим бомбардиром сезона и рекордсменом “Волги” за всю её историю.
Свой последний гол Афанасенко забил в чемпионате России московскому “Динамо” 10 января 1996 года в возрасте 46 лет 1 месяц и 15 дней.
Всего за свою карьеру Афанасенко забил в официальных матчах 1 015 мячей (608 - в чемпионате СССР, 3 - в чемпионате России, 254 - в первой лиге, 97 - в Кубках СССР и России, 27 - в чемпионате Швеции, 19 - в сборной СССР, 7 - в международных матчах “Волги”).

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

интервью

Огромный презент автору материала!
На моей памяти одно из лучших интервью!

Огромное спасибо! Прочитал с

Огромное спасибо! Прочитал с удовольствием.

/Саныч, Кемерово